Оживление на политическом аукционе невест 2 глава

Мелвил, самый преданный из дворян Марии Стюарт – качественный дипломат, но ещеболее умелое перо: он умеет не просто писать, да и живописать, за что мы емуособенно признательны. Его поездка к британскому двору подарила миру самое живоеи колоритное изображение Елизаветы в приватной обстановке, также одну из самыхблестящих исторических комедий. Елизавете отлично понятно, что Оживление на политическом аукционе невест 2 глава этот светскийчеловек провел долгие и длительные годы при французском и германском дворах, и она пускаетсяво все тяжкие, чтоб блеснуть перед ним конкретно своими женскими плюсами,не подозревая, что его жестокая память удержит и увековечит для истории всеее кокетливые благоглупости и ужимки. Женское тщеславие часто подводитЕлизавету; так и на данный Оживление на политическом аукционе невест 2 глава момент непоправимая кокетка, заместо того чтоб убеждать послашотландской царицы резонами политической мудрости, старается до этого всегоочаровать мужчину своими личными совершенствами. Она показывается ему во всемблеске. В обширном собственном гардеробе – три тыщи платьев высчитали после еесмерти – она выбирает самые дорогие туалеты и возникает одетая то поанглийской, то по французской, то Оживление на политическом аукционе невест 2 глава по итальянской моде, в щедром декольте,открывающем необъятные перспективы, щеголяет собственной латынью, своим французским иитальянским и с ненасытной алчностью вбирает в себя бескрайнее, по-видимому,восхищение посла. А все таки его комплименты, хоть и выраженные в превосходнойстепени, – она-де волшебство как хороша, и умна, и образованна – ее не Оживление на политическом аукционе невест 2 глава удовлетворяют,ей обязательно охото – «Скажи, зеркало на стенке, кто привлекательнее во всейстране» – конкретно от посла шотландской царицы услышать, что он восхищен ею какженщиной больше, чем собственной госпожой. Пусть произнесет, что она или привлекательнее, либоумнее, или образованнее, ежели Мария Стюарт. И она распускает перед ним своинеобычайно густые волнистые волосы, рыжеватые Оживление на политическом аукционе невест 2 глава с красным отливом, и спрашивает,лучше ли волосы у Марии Стюарт, – коварный вопрос для посланца царицы!Мелвил с честью выходит из затруднения, ответствуя с соломоновой мудростью, чтов Великобритании ни одна дама не сравнится с Елизаветой, а в Шотландии ни одна непревосходит красотой Марию Стюарт. Но такое «и нашим и вашим Оживление на политическом аукционе невест 2 глава» не удовлетворяеттщеславную кокетку: опять и опять расточает она перед ним свои чары – садитсяза клавесин и даже поет под лютню. Волей-неволей Мелвил, вспоминая поручениеобвести Елизавету вокруг пальца, снисходит до признания, что лицо у нее белоснежнее,что она искуснее играет на клавесине и в танцах держится лучше, чем МарияСтюарт. Увлеченная Оживление на политическом аукционе невест 2 глава самовосхвалением, Елизавета запамятывает о истинной цели ихсвидания, когда же Мелвил сворачивает на эту щекотливую тему, Елизавета ужеопять играет роль: сначала она достает из ящика миниатюру Марии Стюарт инежно ее целует. Со слезой в голосе принимается она говорить, как мечтаетлично повстречаться с Марией Стюарт, собственной любимой сестрицей (на самом делеона всю Оживление на политическом аукционе невест 2 глава свою жизнь не жалела усилий, чтоб так либо по другому расстроить всепредстоящие им свидания); если веровать словам этой отпетой актрисы, то дорожевсего для нее знать, что ее соседка царица счастлива. Но у Мелвила трезваяголова и ясный взор. Разученной декламацией его не обманешь; подытоживая всевиденное и слышанное, он Оживление на политическом аукционе невест 2 глава скажет в Эдинбург, что Елизавета всеми своими речамии поступками только увиливала от правды, проявляя величавое притворство, смятение истрах. Когда же Елизавета решилась на вопрос, что задумывается Мария Стюарт о бракес Дадлеем, опытнейший дипломат воздержался как от решительного «нет», так и отясного «да». Уклончиво заявляет он, что Мария Стюарт еще недостаточно обдумалаэто Оживление на политическом аукционе невест 2 глава предложение. Но чем больше он уклоняется, тем резче настаивает Елизавета.«Лорд Роберт, – гласит она, – мой самый близкий друг. Я люблю его как брата и никогдабы не находила для себя другого супруга, если б отважилась выйти замуж. Но потому что я нечувствую к сему склонности и бессильна себя Оживление на политическом аукционе невест 2 глава побороть, то я вожделела бы, чтоб, покрайней мере, сестра моя выбрала его, ибо я не знаю никого более достойногоделить с ней мое наследство. А для того, чтоб моя сестра не ценила его слишкомнизко, я намереваюсь через некоторое количество дней возвести его в сан графа Лестерскогои барона Денбийского».

И Оживление на политическом аукционе невест 2 глава вправду, по прошествии нескольких дней – 3-ий акт комедии –совершается со всей пышностью и блеском означенная церемония. Лорд РобертДадлей преклоняет колена перед собственной, государыней и любимой, чтоб встатьс колен уже графом Лестером. Но даже в эту патетическую минутку дама вЕлизавете сыграла с королевою недобрую шуточку. Возлагая на верного слугуграфскую корону, любовница не может Оживление на политическом аукционе невест 2 глава удержаться, чтоб не потрепать по головкемилого дружка; так праздничная церемония оборачивается фарсом, и Мелвиллукаво усмехается в бороду: он уже предугадает, какой смешной доклад пошлетсвоей госпоже в Эдинбург.

Но Мелвил прибыл в Лондон не только лишь для того, чтоб как летописецнаслаждаться комедией, разыгрываемой коронованной особою: у него тоже своя рольв Оживление на политическом аукционе невест 2 глава этом qui pro quo[75]. В его дипломатическомпортфеле имеются потайные кармашки, которых он ни за что не откроет Елизавете;льстивая трепотня о графе Лестере – только дымовая заавесь, скрывающая поручение,с которым он, фактически, и приехал в Лондон. Сначала ему надлежитэнергично постучаться к испанскому послу и узнать, каковы, в конце концов Оживление на политическом аукционе невест 2 глава, намеренияДона Карлоса, – Мария Стюарт не согласна больше ожидать. Не считая того, ему порученосо всей осторожностью позондировать почву насчет вероятных переговоров с ещеодним второсортным кандидатом – Генри Дарнлеем.

Означенный Генри Дарнлей еще пока стоит на запасном пути. Мария Стюартпридерживает его в резерве на тот случай, если провалятся все ее многообещающиепланы Оживление на политическом аукционе невест 2 глава. Ибо Генри Дарнлей никакой не повелитель и даже не князь; отец его, графЛенокс, как извечный неприятель Стюартов, был изгнан из Шотландии и лишен всехпоместий. Зато с материнской стороны в жилах восемнадцатилетнего юноши течетистинно царская кровь Тюдоров; правнук Генриха VII, он 1-ый prince ofblood[76]при британском царском дворе ипотому Оживление на политическом аукционе невест 2 глава полностью применимая партия для хоть какой государыни; не считая того, у него еще топреимущество, что он католик. В качестве третьего, 4-ого либо пятогопретендента Дарнлей полностью вероятен, и Мелвил ведет туманные, ни к чему необязывающие дискуссии с Маргаритой Ленокс, честолюбивой матушкой этогокандидата на всякий случай.

Но таково условие хоть какой успешной Оживление на политическом аукционе невест 2 глава комедии: хотя все ее персонажи обманываютдруг друга, а все таки кое-кому случается и запустить глаза в карты соседа.Елизавета не так наивна, чтоб мыслить, что Мелвил только с тем приехал вЛондон, чтоб отпускать ей комплименты насчет ее волос и качественной игры наклавесине. Она знает, что предложение Оживление на политическом аукционе невест 2 глава сдать с рук на руки Марии Стюарт ее,Елизаветы, отставленного дружка не очень восхищает шотландскую царицу; ейтакже отлично известны честолюбие и практическая сноровка леди Ленокс. Кое-что,нужно мыслить, пронюхали и ее шпионы. И как-то, во время ритуала посвящения врыцари, когда Генри Дарнлей в качестве первого царевича двора Оживление на политическом аукционе невест 2 глава несет перед нейкоролевский клинок, Елизавета в приливе искренности обращается к Мелвилу и говоритему, не сморгнув: «Мне прекрасно понятно, что вам больше понравился сеймолодой повеса». Но Мелвил при таковой попытке бесцеремонно залезать к немув потайной кармашек не теряет обыденного хладнокровия. Плох тот дипломат, которыйне способен в тяжелую минутку соврать, не краснея. Сморщив Оживление на политическом аукционе невест 2 глава умное лицо впрезрительную гримасу и с пренебрежением смотря на того самого Дарнлея, радикоторого он еще только вчера заботился, Мелвил замечает расслабленно: «Ни одна умнаяженщина не выберет в супруги повесу с таковой стройной талией и таким пригожимбезбородым лицом, более подобающим даме, чем зрелому мужу».

Сдалась ли Елизавета на качественный маневр опытнейшего Оживление на политическом аукционе невест 2 глава дипломата? Поверила ли егопритворному пренебрежению? Либо же она ведет в этой комедии еще болеенепроницаемую двойную игру? Но только вот что умопомрачительно: поначалу лордуЛеноксу, папе Дарнлея, допустимо возвратиться в Шотландию, а в январе 1565 годаразрешение получает и сам Дарнлей. Елизавета не то из каприза, не то изковарства отправляет ко Оживление на политическом аукционе невест 2 глава двору противницы как раз самого небезопасного кандидата.Весело, что ходатаем по этому делу выступает не кто другой, как граф Лестер – онтоже ведет двойную игру, чтоб неприметно выскользнуть из супружеских силков,расставленных его госпожой. 4-ый акт этого фарса тем переносится вШотландию, но здесь умело нарастающая неурядица обрывается, и комедия сватовстваприходит Оживление на политическом аукционе невест 2 глава к неожиданному концу, внезапному для всех участников.

Ибо политика, эта земная, искусственная сила, сталкивается в тот зимний деньс некоей исконной, изначальной силой: жених, явившийся к Марии Стюарт свизитом, внезапно находит в царице даму. После длительных лет терпеливого,безучастного ожидания она в конце концов проснулась к жизни. По сю пору она былалишь Оживление на политическом аукционе невест 2 глава царской дочерью, царской женой, просто царицой и вдовствующейкоролевой – игрушка чужой воли, послушливый объект дипломатичных торгов.В первый раз в ней пробуждается чувство, одним скачком сбрасывает она с себя коростучестолюбия, как будто тяготящее ее платьице, чтоб свободно распорядиться своим юнымтелом, собственной жизнью. В первый раз слушается она не чужих советов Оживление на политическом аукционе невест 2 глава, а только голосакрови – требований и подсказки собственных эмоций. Так начинается история еевнутренней жизни.

2-ое замужество

(1565)

То внезапное, что вышло, в сути, самая обычная вещь на свете:юная дама влюбляется в юного человека. Нельзя навечно подавитьприроду: Мария Стюарт, дама с нормальными эмоциями и жаркой кровью, в этотповоротный миг стоит на Оживление на политическом аукционе невест 2 глава пороге собственной 20 третьей весны. Четыре годавдовства протекли для нее в серьезном воздержании, без одного сколько-нибудьсерьезного любовного эпизода. Но страсти можно только до поры до времени держатьв узде: даже в царице дама в конце концов предъявляет самое священное своеправо – обожать и быть возлюбленной.

Предметом первого увлечения Марии Стюарт стал – редчайший Оживление на политическом аукционе невест 2 глава в мировой историислучай – не кто другой, как политический искатель невест, Дарнлей, в 1565 году попоручению собственной матушки объявившийся в Шотландии. Мария Стюарт не впервыевстречает этого юношу: четыре года вспять, пятнадцатилетним ребенком, онприбыл во Францию, чтоб принести в затененный покой вдовы de deuil blancсоболезнования собственной матушки. И как растянулся с Оживление на политическом аукционе невест 2 глава того времени этот долговязый,широкоплечий юнец с соломенно-желтыми волосами, с девически гладким,безбородым, да и девически прекрасным лицом, на котором огромные, круглыемальчишеские глаза с каким-то недоумением глядят на мир. «Il n’est possible devoir un plus beau prince»[77], – докладывает о немМовиссьер, ну и на взор юной царицы Дарнлей Оживление на политическом аукционе невест 2 глава – «на уникальность пригодный истатный верзила» – «the lustiest and bestproportioned long man». Марии Стюарт,с ее пылкой, нетерпеливой душой, характерно обольщаться иллюзиями.Романтические натуры ее склада изредка лицезреют людей и жизнь в настоящем свете; миробычно представляется им таким, каким они желают его созидать. Непрестаннобросаемые от лишнего увлечения к разочарованию, эти Оживление на политическом аукционе невест 2 глава неисправимыемечтательницы никогда не отрезвляются на сто процентов. Освободившись от других иллюзий,они здесь же поддаются другим, ибо в иллюзиях, а не в реальности для нихнастоящая жизнь. Так и Мария Стюарт в скороспелом увлечении этим гладким юношейне замечает сначала, что его прекрасная наружность не прячет большой глубины,что тугие Оживление на политическом аукционе невест 2 глава мышцы не молвят о подлинной силе, а придворный лоск не знаменуетдушевной утонченности. Не много балованная своим пуританским окружением, онавидит только, что этот молодой царевич профессионально посиживает в седле, что он грациознотанцует, любит музыку и остальные тонкие утехи и при случае может накропатьпремилый мадригал. Мельчайший намек на артистичность в человеке всегда Оживление на политическом аукционе невест 2 глава много длянее означает; она от всего сердца радуется, что отыскала в юном царевиче товарища по танцами охоте, по различным играм и упражнениям в искусствах, которыми увлекаютсяпри дворе. Его присутствие заносит обилие и свежее дыхание молодости взатхлость и скуку придворной жизни. Но не только лишь царицу пленил Дарнлей –недаром Оживление на политическом аукционе невест 2 глава, следуя наставлениям сметливой матушки, он ведет себя с примернойскромностью: всюду в Эдинбурге он скоро хотимый гость, «well liked for hispersonage»[78], как доносит Елизавете еенедальновидный соглядатай Рандольф. С поразительной ловкостью достигает онуспеха не только лишь у Марии Стюарт, да и у всех вокруг.

Так, он завязывает дружбу с Оживление на политическом аукционе невест 2 глава Давидом Риччо, новым доверенным секретаремкоролевы, агентом контрреформации: деньком они совместно играют в мяч, ночкой делятложе. Но, заискивая у церковной партии, он ластится и к протестантам. Повоскресеньям аккомпанирует регента Меррея в реформатскую «кирку», где с хорошоразыгранным волнением слушает проповедь Джона Нокса; деньком, для отвода глаз,обедает с английским посланником и славит Оживление на политическом аукционе невест 2 глава доброе сердечко Елизаветы, а вечеромтанцует с 4-мя Мариями. Короче говоря, долговязый, недалекий, но хорошовышколенный парень отлично совладевает со собственной задачей; и, будучи круглымничтожеством, ни в ком не возбуждает ранних подозрений.

Но вот искра перекинулась, и занялся пожар – Мария Стюарт, чьейблагосклонности отыскивают судари и князья, сама сейчас отыскивает любви глупогодевятнадцатилетнего мальчугана. Длительно Оживление на политическом аукционе невест 2 глава сдерживаемая, нетерпеливая страстьпробивается с вулканической силой, как это бывает с цельными нравами, нерастратившими и не промотавшими собственных эмоций в пустых интрижках илегкомысленных увлечениях; благодаря Дарнлею в первый раз в Марии Стюарт заговориложенское естество – ведь ее супружество с Франциском II так и осталось ничем неразрешившейся детской дружбой, и Оживление на политическом аукционе невест 2 глава все эти годы дама в царице прозябала вкаких-то сумерках эмоций. Наконец перед ней человек, мужик, на которогооттаявший, запруженный переизбыток ее страстности может излиться кипящейстремниной. Не размышляя, не рассуждая, она, как это нередко бывает с дамами,лицезреет в первом попавшемся шалопае единственного возлюбленного, посланного ейсудьбой. Естественно, умнее было Оживление на политическом аукционе невест 2 глава бы повременить, проверить человека, выяснить емунастоящую стоимость. Но добиваться логики от страстно влюбленной юный дамы –все равно что находить солнце в глухую полночь. Тем-то и отличается истиннаястрасть, что к ней неприменим скальпель анализа и рассудка. Ее не вычислишьнаперед, не сбалансируешь задним числом. Выбор, изготовленный Марией Стюарт, лежит,вне Оживление на политическом аукционе невест 2 глава сомнения, за гранью ее обычно настолько трезвого разума. Ничто в этом незрелом,тщеславном и разве что прекрасном мальчугане не разъясняет такового бурного разливачувств. Как и у многих парней, которых не по заслугам обожают превосходящие ихдуховно дамы, единственная награда Дарнлея, его приворотный корень в том,что ему посчастливилось в критичную минутку Оживление на политическом аукционе невест 2 глава, исполненную величайшегонапряжения, подвернуться этой даме, в какой еще только дремала воля клюбви.

Итак, пригодилось много времени, чтоб кровь гордой дочери Стюартоввзыграла. Зато сейчас она кипит и клокочет в нетерпении. Уж если Мария Стюартчто замыслила, длительно тянуть и откладывать она не станет. Что ей Великобритания, чтоФранция, что Испания, что все ее Оживление на политическом аукционе невест 2 глава будущее по сопоставлению со счастьем этой минутки!Достаточно с нее скучноватой игры в дурачки с Елизаветой, достаточно полусонногосватовства из Мадрида, хотя бы и сулящего ей корону 2-ух миров: ведь рядом он,этот светлый, молодой и таковой покладистый, сластолюбивый мальчишка с красным чувственнымртом, глуповатыми ребячьими очами и еще Оживление на политическом аукционе невест 2 глава только пробующей себя нежностью! Поскореесвязать себя, принадлежать ему – вот единственная идея, владеющая царицой вэтом блаженно-чувственном ослеплении. Из придворных знает на первых порах о еесклонности, о ее сладостных тревогах только новый доверенный ее секретарь ДавидРиччо, не жалеющий сил, чтоб умело навести ладью влюбленных в гаваньЦитеры[79]. Потаенный агент папы лицезреет Оживление на политическом аукционе невест 2 глава всупружестве царицы с католиком верный залог владычества вселенской церкви вШотландии и с усердием сводника заботится не столько о счастье юной пары,сколько о политических интересах контрреформации. В то время как оба хранителяпечати, Меррей и Мэйтленд, к тому же не подозревают о намерениях царицы, онсносится с отцом, испрашивая разрешения на брак Оживление на политическом аукционе невест 2 глава, так как Мария Стюарт состоитс Дарнлеем в четвертой степени родства. В предвидении неминуемых осложнений онзондирует почву в Мадриде, может ли царица рассчитывать на помощь Филиппа II,если Елизавета захотит помешать этому браку, – словом, исполнительный агенттрудится не покладая рук в надежде, что фуррор послужит к его своей славеи к Оживление на политическом аукционе невест 2 глава славе католического дела. Но как он ни трудится, как ни копает землю,расчищая дорогу к священной цели, царице не терпится – ей противна этамедлительность, эта осторожность и оглядка. Ведь пройдут нескончаемые недели,пока письма со скоростью черепахи доползут туда и назад через моря и океаны.Она более чем уверена в разрешении Оживление на политическом аукционе невест 2 глава святого отца, так стоит ожидать, чтобыклочок пергамента подтвердил то, что ей нужно на данный момент, сию секунду. Врешениях Марии Стюарт всегда ощущается эта слепая безоглядность, этотвеликолепный невразумительный задор. Да и эту волю царицы, как и всякую другую,сможет выполнить расторопный Риччо; он призывает к для себя католическогосвященника, и хотя у нас Оживление на политическом аукционе невест 2 глава нет доказательств того, что был совершен некийпредварительный ритуал – в истории Марии Стюарт нельзя полагаться насвидетельства отдельных лиц, – какое-то обручение состоялось, альянс междувлюбленными был как-то скреплен. «Laudato sia Dio, – восклицает их бравыйприспешник Риччо, – сейчас уже никому не получится disturbare le nozze»[80]. При дворе и не догадываются Оживление на политическом аукционе невест 2 глава оматримониальных планах Дарнлея, а он уже воистину стал государем ее судьбы; аможет быть, и тела.

Matrimonio segreto[81]держится в строгойтайне; не считая священника, обязанного молчать, посвящены только эти трое. Нокак дымок выдает невидимое пламя, так нежность обличает сокрытые чувства; прошлонемного времени, и весь двор уже глаз не сводит Оживление на политическом аукционе невест 2 глава с влюбленной пары. Каждомубросилось в глаза, с каким рвением и какой опаской ухаживала Мария Стюарт засвоим родичем, когда бедный парень – как ни забавно это звучит для жениха –захворал корью. Все деньки просиживает она у постели хворого, и он, поправившись,ни на шаг от нее не отходит. Первым насупил брови Меррей Оживление на политическом аукционе невест 2 глава. До сих пор он отдуши поощрял (радея приемущественно о для себя) все брачные проекты своейсестрицы; будучи правоверным протестантом, он даже не возражал против того,чтоб породниться с испанским потомком Габсбургов, этим оплотом и щитомкатолицизма, не видя себе в том большой помехи, – от Холируда не ближнийсвет до Мадрида. Но кандидатура Оживление на политическом аукционе невест 2 глава Дарнлея для него зарез. Чуткому Мерреюне нужно разъяснять, что чуть только тщеславный слабохарактерный юнец станетпринц-консортом, как он захотит самовластия, как будто реальный повелитель; Меррей ктому же довольно политик, чтоб чуять, куда ведут потаенные проискисекретаря-итальянца, агента папы: к восстановлению католического суверенитета,к искоренению Реформации в Шотландии. В этой непоколебимой душе Оживление на политическом аукционе невест 2 глава властолюбивыепланы перемешаны с религиозными верованиями, жажда власти – с опаской осудьбах отечества; Меррей ясно лицезреет, что с Дарнлеем в Шотландии установитсячужеземная власть, а его своей придет конец. И он обращается к сестре сословами увещания, предостерегая ее против брака, который втянет еще незамиренную страну в неисчислимые конфликты. И Оживление на политическом аукционе невест 2 глава когда убеждается, чтопредостережениям его не внемлют, в гневе покидает двор.

Ну и Мэйтленд, 2-ой испытанный советник царицы, сдается не сходу. И онпонимает, что его высочайшее положение и мир в Шотландии под опасностью, и он, какминистр-протестант, восстает против принца-консорта[82]католика; равномерно вокруг обоих вельмож собирается всяпротестантская знать. Раскрылись глаза и Оживление на политическом аукционе невест 2 глава у британского посла Рандольфа. Всмущении оттого, что сплоховал и время упущено, ссылается он в собственных донесенияхна witchcraft – смазливый парень типо околдовал царицу – и лупит в набат,прося помощи. Но что значат недовольство и ропот всех этих маленьких людишек посравнению с исступленным, гневным и бессильным гневом Елизаветы, когда Оживление на политическом аукционе невест 2 глава она узнаето выборе, изготовленном противницей! Недешево же она поплатилась за свою двойнуюигру; во всей этой комедии сватовства ее просто одурачили, сделали общимпосмешищем. Под видом переговоров о Лестере выманили у нее истинногопретендента и контрабандой увезли в Шотландию; она же со всей своейархидипломатией села в лужу и может сейчас сетовать лишь Оживление на политическом аукционе невест 2 глава на себя. В приступеярости она велит заточить в Тауэр леди Ленокс, мама Дарнлея, зачинщицусватовства, она грозно приказывает собственному «подданному» Дарнлею немедлявернуться в Великобританию, она стращает его отца конфискацией всех поместий, онасозывает коронный совет, и он, по ее требованию, заявляет этот брак опаснымдля дружбы меж обоими государствами, по другому говоря, грозит Оживление на политическом аукционе невест 2 глава войной. Нообманутая обманщица так растерялась в душе и так испугана, что здесь же начинаетклянчить и торговаться; спасаясь от позора, она спешит кинуть на стол свойпоследний козырь, священную карту, которую до сего времени прятала в рукаве. Впервыев открытой и обязывающей форме предлагает она Марии Стюарт (сейчас, раз ужеигра все равно Оживление на политическом аукционе невест 2 глава проиграна) подтвердить ее право на британский престол, она дажеотряжает в Эдинбург (так ей не терпится) нарочного с праздничным обещанием:«If the Queen of Scots would accept Leicester, she would be accounted andallowed next heir to the crown as though she were her own born daughter»[83]. Это ли не образец исконной бессмыслицывсяких Оживление на политическом аукционе невест 2 глава дипломатичных торгов и ухищрений: то, чего Мария Стюарт долгие годыдобивалась от собственного недруга всеми силами разума, всей напористостью и хитростью,а конкретно: признания ее наследных прав, само сейчас плывет ей в руки и какраз благодаря величайшей глупости, какую она сотворила в жизни.

Но такая судьба всех политических Оживление на политическом аукционе невест 2 глава уступок: они всегда запаздывают. Не далеекак вчера Мария Стюарт была политиком, сейчас она только дама, тольковозлюбленная. Стать признанной наследницей британского престола было лишьнедавно ее священной мечтой; сейчас это честолюбивое рвение оттеснено кудаболее легковесным, да и более огненным желанием дамы – поскорее завладетьэтим статным красавчиком, этим мальчуганом. Опоздали опасности и прельстительныепосулы Елизаветы, опоздали Оживление на политическом аукционе невест 2 глава и увещания добросовестных друзей, таких, как герцогЛотарингский, ее дядя, который рекомендует ей отрешиться от этого «joli hutaudeau»– «смазливого шалопая». Ни резонам разума, ни суждениям государственнойважности уже не справиться с ее пылким нетерпением. Иронично звучит ее ответразъяренной Елизавете, запутавшейся в собственных сетях: «Мне воистину удивительно,что я не угодила моей Оживление на политическом аукционе невест 2 глава хорошей сестрице: ведь выбор, который она порицает, ни вчем не расползается с ее волей. Разве не отвергла я всех чужестранных искателей ине предпочла им британца, в жилах которого течет кровь обоих наших правящихдомов, первого царевича Великобритании?» Против этого Елизавете тяжело сделать возражение, ведьМария Стюарт чуть ли Оживление на политическом аукционе невест 2 глава не практически – но только по-своему – выполнила ее волю. Онаостановила собственный выбор на британском дворянине, том самом, которого Елизаветаприслала к ней с многосмысленными намерениями. Но потому что соперница, не владеясобой, засыпает ее все новыми предложениями и опасностями, Мария Стюартвысказывается уже грубо и откровенно. Очень длительно ее кормили обещаниями иобманывали в наилучших Оживление на политическом аукционе невест 2 глава надеждах: наскучив этим, она, с одобрения всей страны, самасделала выбор. Несмотря на то, что из Великобритании шлют то кислые, то сладкие письма,в Эдинбурге на всех парах готовятся к свадьбе, Дарнлею наскоро жалуют еще титулгерцога Росского; британский посланник, который в последнюю минутку прискакал изАнглии с кипой протестов и Оживление на политическом аукционе невест 2 глава нот, еще не вылезая из кареты, слышит, что ГенриДарнлею с этого момента надлежит именоваться и титуловаться (namet and stylith) неиначе, как владыкой.

20 девятого июля колокола возвещают о венчании. В малеханькой домашнейкапелле Холируда священник благословляет юных. Мария Стюарт, неистощимоизобретательная в устройстве праздничных церемоний, приводит всех визумление, появившись в траурном Оживление на политическом аукционе невест 2 глава облачении, том самом, в каком она провожалагроб собственного усопшего жена, короля Франции, – этим она вроде бы подчеркивает,что не по легкомыслию идет она вторично к алтарю, не поэтому, что забыла первогосупруга, а единственно выполняя волю собственного народа. И только прослушав мессу ивернувшись к для себя в опочивальню, она – вся Оживление на политическом аукционе невест 2 глава эта сцена профессионально задумана, ипышные уборы лежат наготове, – уступая ласковым мольбам Дарнлея, соглашаетсяснять траур и поменять его на цвета радости и веселья. Понизу осаждает замокликующая масса, в которую щедрыми горстями кидают средства, и с легким сердцемкоролева и ее люд торопятся упиться торжественным весельем. К величавой досаде ДжонаНокса, кстати только не Оживление на политическом аукционе невест 2 глава так давно, на 50 седьмом году жизни, вторичновступившего в брак и взявшего девушку 18-ти лет – но радости он признаеттолько себе, – четыре денька и четыре ночи бурлит веселье, и пиршества сменяютдруг друга, будто бы все черное, гнетущее ушло навек и с этого момента начинаетсяблаженное королевство молодости.

Отчаянию Елизаветы нет границ, когда она Оживление на политическом аукционе невест 2 глава, незамужняя и неспособная кзамужеству, слышит, что Мария Стюарт вновь взошла на супружеское ложе. Сама же онасвоими хитроумными маневрами только опорочила себя на весь мир: сватала королевеШотландской собственного сердечного дружка, а его оконфузили общенародно; возражалапротив кандидатуры Дарнлея, а ее советами пренебрегли; отправила нарочного споследним предупреждением, а ее посланца Оживление на политическом аукционе невест 2 глава продержали у запертых дверей, пока некончился ритуал. Нужно было что-то сделать для спасения своегопрестижа. Разорвать дипломатичные дела и объявить войну? Но под какимпредлогом? Ведь Мария Стюарт полностью и безоговорочно права, она достаточнопосчиталась с волею Елизаветы, не отдав собственной руки чужеземцу, к тому же Дарнлейи идеальная партия: ближний кандидат Оживление на политическом аукционе невест 2 глава на британский престол, правнук ГенрихаVII – чем же не достойный супруг? Нет, всякая попытка протестовать, ввиду полногоее бессилия, только изобличит перед миром личную досаду Елизаветы.

Но двойная игра всегда была и пребудет душой всех поступков Елизаветы.Только-только потерпев жестокую беду, она все таки остается верна для себя. Она,естественно Оживление на политическом аукционе невест 2 глава, воздержится от объявления войны, не отзовет и собственного посланника, новтихомолку постарается, елико может быть, пакостить счастливой паре. Слишкомнерешительная и усмотрительная, чтоб открыто выступить против собственных свирепых противников,Дарнлея и Марии Стюарт, она действует при помощи интриг и подкупов. В Шотландиивсегда найдутся недовольные, восстающие против наследной власти, а на сейраз с ними заодно Оживление на политическом аукционе невест 2 глава человек, головой выше иной мелюзги, выделяющийся своейнезаурядной энергией и открыто заявивший протест. Меррей демонстративно неявился на женитьбу сестры, и посвященные сочли это недобрым знаком. Ибо Меррею –что много содействует соблазнительности и загадочности этой фигуры – вудивительной мере присуще умение предугадывать неожиданные конфигурации политическойпогоды; некий верный инстинкт предупреждает его Оживление на политическом аукционе невест 2 глава о назревающей угрозы, и вэтих случаях он делает самое умное, что в состоянии сделать умудренный политик, –исчезает. Он выпускает из рук кормило власти и становится невидим и неуловим.Подобно тому как неожиданное высыхание рек и иссякание источников предсказывает вприроде стихийные бедствия, – так исчезновение Меррея постоянно предрекает –история Марии Стюарт тому приятное Оживление на политическом аукционе невест 2 глава подтверждение – политическую непогодицу. Напервых порах Меррей ведет себя быстрее пассивно. Он закрывается в собственном замке, онупрямо избегает двора, демонстрируя, что, как регент и сберегатель протестантизма,решительно осуждает строительство Дарнлея на шотландский престол. Но Елизаветемало 1-го протеста. Ей нужен мятеж; в Меррее и в настолько же, как и он Оживление на политическом аукционе невест 2 глава,недовольных Гамильтонах отыскивает она союзников и помощников. Со строжайшим наказомни в коем случае ее не скомпрометировать, «in the most secret way», поручаетона агенту поддержать лордов средствами и людьми «as if from himself», типо поего личному почину, ей, Елизавете, как будто ничего о том не понятно. Средства,как благодатная роса Оживление на политическом аукционе невест 2 глава на жухнущие луга, падают в скупые руки лордов, сердца ихснова загораются мужеством, и обещанная военная помощь содействует назреваниюмятежа, которого с таким нетерпением ожидают в Великобритании.

Пожалуй, единственная ошибка Меррея, этого умного и дальнозоркого политика,в том, что он и по правде понадеялся на ненадежнейшую из правительниц и сталво главе Оживление на политическом аукционе невест 2 глава бунта. Очевидно, усмотрительный заговорщик не торопится стукнуть и лишьтайно вербует сообщников; он не прочь повременить, пусть Елизавета открытовыскажется за возмутившихся лордов, тогда и не как мятежник, но как сберегательверы станет он против сестры. Но Мария Стюарт, встревоженная двусмысленнымповедением брата и по праву не хотя вытерпеть его агрессивной безучастности,торжественно Оживление на политическом аукционе невест 2 глава призывает его к ответу, требуя, чтобы он оправдался передпарламентом. Меррей, гордостью не уступающий сестре, не признает себяобвиняемым и высокомерно отрешается покориться; тогда и на него и егоприверженцев налагается опала (put to the horn), глашатай возвещает об этом нарыночной площади. Так опять призвано решать орудие, а не разум.

И Оживление на политическом аукционе невест 2 глава здесь, как обычно в минутки ответственных решений, проявляется с неотразимойясностью различие обоих темпераментов – Марии Стюарт и Елизаветы. Мария Стюартне знает колебаний, ее мужество нетерпеливо, у него жаркое дыхание и быстраяпоступь. Елизавета же, скованная робостью, канителит и тянет с решением; она ещетолько размышляет, не вмешаться ли открыто, не повелеть ли государственномуказначею Оживление на политическом аукционе невест 2 глава снарядить войско в помощь бунтовщикам, как Мария Стюарт уже нанеслаудар. Общенародно озвучивает она грамоту, в какой начисто изобличаетбунтовщиков. «Мало того что они без счету захватили почестей и богатств, они быи Нас, и все Наше Царство рады прибрать к рукам, чтоб обладать им по своейволе, а Нам бы слушаться во всем Оживление на политическом аукционе невест 2 глава их указки, – словом, они не прочь завладетьпрестолом, а Нам разве что бросить титул, исправлять же все дела в государствепредерзостно берутся сами».

Не теряя ни минутки, вскакивает отважная амазонка в седло. Сунув пистолеты запояс, в сопровождении закованного в золоченые латы юного жена и верныхприсяге дворян, спешит она во главе наскоро Оживление на политическом аукционе невест 2 глава собранного войска навстречубунтовщикам. Не успели радостные гости отрезвиться, как свадебный поездпревратился в военный поход. И эта безоглядная решимость приносит свои плоды.Кое-кого из мятежных баронов оторопь берет перед этой новоявленной энергией,тем паче что подкреплений из Великобритании не видно, Елизавета заместо обещаннойпомощи отделывается смущенными отговорками. Один за Оживление на политическом аукционе невест 2 глава одним ворачиваются они сповинной к собственной легитимной государыне, и только Меррей не желает покориться;всеми покинутый, он не успевает сколотить мало-мальски пригодное войско, как ужеразбит наголову и обязан скрыться. До самой границы преследует его вбезумной, обезумевшой скачке победоносная царская чета. Меррей чуть уносит ногии посреди октября находит убежище на Оживление на политическом аукционе невест 2 глава британской земле.


ozvuchivanie-vashih-programm-statya.html
p-06-006-trebovaniya-k-oformleniyu-organizacionno-rasporyaditelnoj-dokumentacii-grgu.html
p-12-organizaciya-pitaniya-medicinskogo-obsluzhivaniya-publichnij-otchet-o-rezultativnosti-raboti-municipalnogo.html