Оживление на политическом аукционе невест 1 глава

(1563-1565)

Две юные дамы в ту пору – самые вожделенные жены в мире: ЕлизаветаАнглийская и Мария Шотландская. Во всей Европе чуть ли сыщется обладателькоролевских прав, еще не владеющий супругою, который не засылал бы к нимсватов – будь то Габсбург либо Бурбон, Филипп II Испанский либо отпрыск его донКарлос, эрцгерцог австрийский, повелители Шведский и Оживление на политическом аукционе невест 1 глава Датский, почтенные старцы исовсем еще мальчишки, юноши, и зрелые мужи; издавна уже на политическом аукционеневест не было такового оживления. Ведь свадьба на государыне – по-прежнемунезаменимое средство для расширения монаршей власти. Не войнами, аматримониальными союзами создавались во времена абсолютизма обширныенаследственные права; так появилась объединенная Франция, Испанская мироваядержава и могущество дома Габсбургов. А Оживление на политическом аукционе невест 1 глава здесь внезапно засверкали и последниедрагоценности европейской короны. Елизавета либо Мария Стюарт, Великобритания илиШотландия – тот, кто свадьбой приберет к рукам ту либо другую страну, выиграетмировое первенство; но тут идет не только лишь состязание наций, да и войнадуховная, война за людские души. Ибо, случись, что английские островавместе с Оживление на политическом аукционе невест 1 глава одной из владычиц достались бы соправителю-католику, это означало бы,что стрелка весов в борьбе католицизма и протестантизма совсем склониласьв сторону Рима и «ecclesia universalis»[66]вновь восторжествовала в мире. А поэтому азартная погоня за женами означаетздесь нечто большее, ежели обычное семейное событие: в ней заключено решениемировой значимости.

Решение мировой значимости… Но для Оживление на политическом аукционе невест 1 глава обеих дам, для обеих цариц здесьрешается также и спор всей их жизни. Нерасторжимо переплелись их судьбы. Еслиодна из соперниц возвысится благодаря браку, то неудержимо зашатается престолдругой; если одна чаша весов подымется, неизбежно свалится другая. Равновесиелжедружбы меж Елизаветой и Марией Стюарт может сохраниться, пока обе незамужем и одна – только Оживление на политическом аукционе невест 1 глава царица Британская, а другая – только королеваШотландская. Стоит одной чаше перевесить, и кто-то из их станет посильнее –одолеет. Но смело противоборствует гордость гордости, ни одна не хочетуступить и не уступит. Только борьба не на жизнь, а на погибель может разрешитьэтот безысходный спор.

Для блистательно развивающегося вида этого поединка сестер историяизбрала Оживление на политическом аукционе невест 1 глава 2-ух артисток величайшего масштаба. Обе, и Мария Стюарт и Елизавета, –редкостные, несравнимые дарования. Рядом с их яркими фигурами остальныемонархи тех пор – аскетически закостенелый Филипп II Испанский,по-мальчишески вздорный Карл IX Французский, малозначительный ФердинандАвстрийский – кажутся актерами на 2-ые роли; ни какой-то из них и отдаленно недостигает Оживление на политическом аукционе невест 1 глава того духовного уровня, на котором противостоят друг дружке обеженщины. Обе они умны, но при всем собственном уме подвержены чисто дамским страстями капризам. Обе неистово честолюбивы, обе с молодого возраста кропотливо готовились ксвоей высочайшей роли. Обе держатся с подобающим их сану величием, обе блистаютутонченной культурой, делающей честь гуманистическому веку. Любая наряду сродным Оживление на политическом аукционе невест 1 глава языком свободно изъясняется по-латыни, по-французски и итальянски –Елизавета знает и по-гречески, а письма обеих образным и метким слогом выгодноотличаются от тусклых писаний их первых министров – письма Елизаветынесравненно красочнее и живее докладных записок ее умного статс-секретаряСесила, а слог Марии Стюарт, отточенный и типичный, нисколечко Оживление на политическом аукционе невест 1 глава не похож набесцветные дипломатичные послания Мэйтленда и Меррея. Незаурядный разум обеихженщин, их осознание искусства, вся их царственная повадка способныудовлетворить самых придирчивых арбитров, и если Елизавета внушает уважениеШекспиру и Бену Джонсону[67], то Марией Стюартвосхищаются Ронсар и Дю Белле. Но на утонченной личной культуре сходство междуобеими дамами и кончается: тем ярче выступает Оживление на политическом аукционе невест 1 глава их внутренняяпротивоположность, которую писатели с давнешних времен принимали и изображаликак приемлимо драматическую.

Противоположность эта такая полная, что даже полосы их жизни выражают ее сграфической наглядностью. Основное различие: Елизавета терпит трудности сначала пути, Мария Стюарт – в конце. Счастье и могущество Марии Стюартвозносятся просто, светло и одномоментно, как встает в Оживление на политическом аукционе невест 1 глава небе утренняя звезда;рожденная царицой, она еще ребенком воспринимает 2-ое помазание. Но так жекруто и в один момент свершается ее падение. Ее судьба вроде бы сгустилась втри-четыре катастрофы и, как следует, сложилась как драма – недаром МариюСтюарт настолько охотно избирали героинею катастрофы, – в то время как восхождениеЕлизаветы свершается медлительно Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, но правильно (почему тут уместно только плавноеповествование). Ей ничто не давалось даром и не падало в руки с неба.Объявленная в детстве бастардом и заточенная родной сестрой в Тауэр в ожиданиисмертного приговора, эта скороспелая дипломатка обязана сначала хитростьюотстаивать свое право на самое существование, на жизнь из милости. У МарииСтюарт, прямой наследницы Оживление на политическом аукционе невест 1 глава правителей, на роду написано величие; Елизавета добиласьего своими силами, своим горбом.

Две настолько разные полосы жизни, естественно, стремятся разойтись в разныестороны. Если иногда они скрещиваются и пересекаются, то переплестись не могут.Глубоко, в каждой извилине, в каждом колере нрава неизбежно сказываетсяизначальное различие, заключающееся в том, что одна родилась в Оживление на политическом аукционе невест 1 глава короне, как иныедети появляются с густыми волосами, тогда как другая с трудом достигнула,хитростью достигнула собственного положения; одна с первой же минутки – законнаякоролева, 2-ая – царица под вопросом. У каждой из этих дам в силуособенностей ее судьбы развились свои, только ей присущие свойства. У МарииСтюарт незаслуженная легкость, с какою – как Оживление на политическом аукционе невест 1 глава досадно бы это не звучало, очень рано! – ей вседоставалось, порождает необыкновенную беспечность, самоуверенность и, как высшийдар, ту дерзновенную отвагу, которая и возвеличила ее и загубила. Всякая властьот бога и только богу ответ дает. Ее дело – повелевать, а других – повиноваться,и если б даже весь мир усомнился Оживление на политическом аукционе невест 1 глава в ее царственном призвании, она ощущает егов для себя, в горячем кипении собственной крови. Просто и не рассуждая одушевляется она;наобум, сгоряча, как будто хватаясь за рукоять шпаги, воспринимает решения;отчаянная наездница, одним скачком повода, с маху берущая хоть какой барьер, любуюизгородь, она и в политике уповает единственно на крыльях мужества перемахнутьчерез Оживление на политическом аукционе невест 1 глава хоть какое препятствие, всякую преграду. Если для Елизаветы искусство правления– это партия в шахматы, головоломная задачка, то для Марии Стюарт это одна изсамых острых услад, завышенная удовлетворенность бытия, рыцарское ристание. У нее, какоднажды произнес папа, «сердце супруга в теле женщины», и эта самая бездумнаясмелость, этот державный Оживление на политическом аукционе невест 1 глава эгоизм, которые так завлекают к ней стихотворцев,сочинителей баллад и трагедий, послужили предпосылкой ее безвременной смерти.

Ибо Елизавета, натура насквозь реалистическая с близким к гениальностичувством реальности, достигает победы только тем, что используетпромахи и безумства собственной по-рыцарски отважной противницы. Остроглазыми,чуткими, птичьими очами она – посмотрите на ее портрет – недоверчивовзирает на Оживление на политическом аукционе невест 1 глава мир, угрозы которого так рано выяснила. Уже ребенком поняла она,как произвольно, то взад, то вперед, катится шар Фортуны[68]: всего только шаг отделяет престол от эшафота, и опять-такитолько шаг отделяет Тауэр, это преддверие погибели, от Вестминстера. Всегдапоэтому будет она принимать власть как нечто текучее, всюду будет ейчудиться угроза; осторожно и Оживление на политическом аукционе невест 1 глава боязливо, как будто они из стекла и ежеминутно могутвыскользнуть из рук, держит Елизавета корону и скипетр; вся ее жизнь, всущности, сплошные волнения и колебания. Портреты внушительно дополняютизвестные нам описания ее нрава: ни на одном не глядит она ясно, независимои гордо, настоящей повелительницей: на каждом в ее нервных Оживление на политическом аукционе невест 1 глава чертах сквозитнастороженность и робость, как будто она к чему-то прислушивается, как будто ждетчего-то, и никогда ухмылка убежденности не воскрешает ее губ. Бледноватая, она держитсяочень прямо, неуверенно и вкупе с тем тщеславно вознося голову над помпезнойроскошью осыпанной каменьями робы и как будто коченея под ее грузным великолепием.Ощущается: стоит ей Оживление на политическом аукционе невест 1 глава остаться одной, скинуть парадную одежку с костлявыхплеч, стереть румяна с узеньких щек – и все ее величие спадет, остается бедная,рассеянная, рано постаревшая дама, одинокая душа, не способная совладать ссобственными трудностями – где уж ей править миром! Такая робость в царице,естественно, далека от героики, а ее нескончаемая медлительность, неуверенность Оживление на политическом аукционе невест 1 глава инерешительность не содействуют воспоминанию царского могущества; но величиеЕлизаветы как правительницы лежит в другой, неромантической области. Не в смелыхпланах и решениях проявлялась ее сила, а в упрямой, неустанной заботе обумножении и сохранении, о сбережении и стяжании, по другому говоря, в чистобюргерских, чисто хозяйственных добродетелях: как раз ее недочеты –трусость, осторожность Оживление на политическом аукционе невест 1 глава – оказались в особенности плодотворны на нивегосударственной деятельности. Если Мария Стюарт живет себе, то Елизаветаживет для собственной страны, реалистка с очень развитым чувством ответственности,она лицезреет во власти призвание, тогда как Мария Стюарт принимает собственный сан какни к чему не обязывающее звание. У каждой свои отличительные плюсы и своинедостатки. И если Оживление на политическом аукционе невест 1 глава безрассудно-геройская отвага Марии Стюарт становится еероком, то медлительность и неуверенность Елизаветы в конечном счете идут ей напользу. В политике неторопливое упорство всегда берет верх над неукротимойсилой, кропотливо разработанный план торжествует над импульсивным порывом,реализм – над романтикой.

Но в этом споре различие сестер идет еще поглубже Оживление на политическом аукционе невест 1 глава. Не только лишь как царицы,да и как дамы Елизавета и Мария Стюарт – полярные противоположности, какбудто природе заблагорассудилось воплотить в 2-ух величавых образахвсемирно-историческую антитезу, проведя ее во всем с контрапунктическойпоследовательностью.

Как дама Мария Стюарт – дама до конца, дама в полном смысле слова;более ответственные ее решения всегда диктовались Оживление на политическом аукционе невест 1 глава импульсами, исходившими изглубочайших родников ее дамского естества. И не то чтоб она была ненасытнострастной натурой, послушливой велениям инстинкта, напротив, что в особенности еехарактеризует, – это очень затянувшаяся женская сдержанность. Проходятгоды, до того как ее чувства дают о для себя знать. Длительно лицезреем мы в ней (и таковаона на портретах) милую, приветливую, смиренную, ко Оживление на политическом аукционе невест 1 глава всему безучастную даму счуть тяжелым взором, с практически детской ухмылкой на устах, нерешительное,пассивное создание, женщину-ребенка. Как и всякая поистине женственная натура,она просто возбудима и подвержена вспышкам волнения, багровеет и белеет полюбому поводу, глаза ее то и дело увлажняются. Но это секундное, поверхностноеволнение крови долгие Оживление на политическом аукционе невест 1 глава и длительные годы не беспокоит глубин ее существа; и как раз так как она обычная, реальная, подлинная дама. Мария Стюарт находит себя каксильный нрав конкретно в страстной любви – единственной на всю жизнь. Толькотогда ощущается, как сильна в ней дама, как она подчиненна инстинктам истрастям, как скована цепями пола. Ибо в Оживление на политическом аукционе невест 1 глава величавый миг экстаза исчезает, словносорванная налетевшей бурей, ее внешняя культурная оснастка; в этой до сих порспокойной и сдержанной натуре рушатся плотины воспитания, морали, плюсы,и, поставленная перед выбором меж честью и страстью, Мария Стюарт, какистинная дама, избирает не королевское, а женское свое призвание.Царственная мантия падает к Оживление на политическом аукционе невест 1 глава ее ногам. И в собственной наготе, пылая, она чувствуетсебя сестрой бессчетных дам, что томятся желанием давать и брать любовь; ибольше всего возвышает ее в наших очах то, что ради немногих сполна пережитыхмгновений она с презрением отшвырнула от себя власть, достоинство и сан.

Елизавета, напротив, никогда не была способна так Оживление на политическом аукционе невест 1 глава беззаветно отдаватьсялюбви – и это по особенной, интимной причине. Как выражается Мария Стюарт в своемзнаменитом обличительном письме, она на физическом уровне «не такая, как все женщины».Елизавете было отказано не только лишь в материнстве; разумеется, и тот естественныйакт любви, в каком дама отдается на волю мужчины, был ей недоступен. Нетак уж Оживление на политическом аукционе невест 1 глава добровольно, как ей охото представить, осталась она вековечной virginQueen, королевой-девственницей, и хотя некие сообщения современников (вродеприписываемого Бену Джонсону) относительно физического уродства Елизаветы ивызывают сомнения, все таки понятно, что какое-то физиологическое либо душевноеторможение нарушало ее интимную женскую жизнь. Схожая ненормальность должнавесьма серьезно сказаться на всем существе дамы; и Оживление на политическом аукционе невест 1 глава по правде, в этойтайне заключены, как в зерне, и другие потаенны ее души. Все нервическинеустойчивое, переливчатое, изменчивое в ее натуре, эта мигающая истерическаясветотень, какая-то неуравновешенность и безотчетность в поступках, внезапноепереключение с холода на жар, с «да» на «нет», все комедиантское, утонченное,затаенно-хитрое, также в большой степени Оживление на политическом аукционе невест 1 глава характерное ей кокетство, не разподводившее ее королевское достоинство, порождалось внутренней неуверенностью.Просто и естественно ощущать, мыслить и действовать было труднодоступно этойженщине с глубочайшей трещинкой в душе; никто не мог ни в чем на нее рассчитывать,и меньше всего она сама. Но, будучи даже калекой в самой интимной области,игрушкой собственных Оживление на политическом аукционе невест 1 глава издерганных нервишек, будучи небезопасной интриганкой, Елизаветавсе же никогда не была беспощадной, беспощадной, прохладной и черствой. Ничто неможет быть лживее, поверхностнее и банальнее, чем получившее обширное хождениепонятие о ней (воспринятое Шиллером в его катастрофы), как будто каверзная кошкаЕлизавета игралась смиренной, невооруженной Марией Стюарт как немощной мышкой. Ктоглядит поглубже, тот в этой одинокой Оживление на политическом аукционе невест 1 глава даме, зябнущей под броней своегомогущества и только изводящей себя своими псевдолюбовниками, ибо ни одному изних она не способна отдаться, лицезреет сокрытую коварную теплоту, а за ее капризнымии грубыми проделками – добросовестное желание быть хорошей и благородной. Ее робкойнатуре претило насилие, и она предпочитала ему пряную дипломатичную игру Оживление на политическом аукционе невест 1 глава «помаленькой» и безответственность закулисных махинаций; каждое объявление войныповергало ее в дрожь и трепет, каждый смертный приговор камнем ложился насовесть, всеми силами старалась она сохранить в стране мир. Если она боролась сМарией Стюарт, то только поэтому, что ощущала (и не без основания) с еестороны опасность, ну и то она охотнее уклонилась бы Оживление на политическом аукционе невест 1 глава от открытой борьбы, ибо былапо натуре игроком, шулером, но только не бойцом. Обе они – Мария Стюарт посвоей беспечности и Елизавета по робости нрава – предпочли бы жить в Мире,пусть бы даже это был худенький, неверный мир. Но конфигурация звезд на небе в тотисторический момент не допускала половинчатости Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, неопределенности. Равнодушнаяк священным желаниям отдельной личности, наисильнейшая воля истории частовтравливает людей и стоящие за ними силы в свою смертоносную игру.

Ибо за антагонистическими чертами исторических личностей повелительно,великанскими тенями встают величавые противоречия эры. И не случайность, чтоМария Стюарт была поборницей старенькой, церковной, а Елизавета – защитницейновой, реформатской церкви; в том, что любая Оживление на политическом аукционе невест 1 глава из их берет сторону одной изборющихся партий, вроде бы символически отражен тот факт, что обе королевывоплощают разные миропонимания: Мария Стюарт – умирающий мир рыцарскогосредневековья, Елизавета – мир новый, нарождающийся. В их борьбе как быизживает себя эра перелома.

Мария Стюарт, как последний отважный паладин, борется и погибает за то, чтокануло без возврата, – за Оживление на политическом аукционе невест 1 глава обреченное, гиблое дело, и это присваивает ее фигуретакое романтическое очарование. Она только повинуется творящей воле истории,когда, обращенная в прошедшее, политически связывает свою судьбу с силами, ужеперешагнувшими через зенит, с Испанией и Ватиканом, – тогда как Елизаветапрозорливо шлет посольства в самые далекие страны, Россию и Персию, и Оживление на политическом аукционе невест 1 глава сбезошибочным чутьем направляет энергию собственного народа к океанам, вроде бы впредвидении того, что столбы, поддерживающие будущую мировую империю, должныбыть воздвигнуты на новых материках. Мария Стюарт косно привержена традиции,она не высится над чисто династическим осознанием царской власти. По еемнению, страна прилежит властителю, а не властитель стране; все эти годы МарияСтюарт была только Оживление на политическом аукционе невест 1 глава царицой Шотландской, и никогда не была она королевойшотландского народа. Сотки написанных ею писем трактуют об утверждении,расширении ее личных прав, и нет ни 1-го, где шла бы речь о народном благе, оразвитии торговли, мореплавания либо военной мощи. Как языкам ее в поэтическихопытах и ежедневном обиходе всегда оставался Оживление на политическом аукционе невест 1 глава французский язык, так и впомыслах ее и эмоциях нет ничего государственного, шотландского; не радиШотландии жила она и приняла погибель, а единственно, чтоб оставаться королевоюШотландской. В конечном итоге Мария Стюарт не отдала собственной стране ничего творческивдохновляющего, не считая легенды о еврей жизни.

Но, поставив себя над всеми, Мария Стюарт обрекла Оживление на политическом аукционе невест 1 глава себя на одиночество.Пусть мужеством и решимостью она неизмеримо превосходила Елизавету, затоЕлизавета не в одиночестве боролась против нее. Чувство неуверенности ранозаставило ее укрепить свои позиции, и она смогла окружить себя ассистентами –надежными людьми с ясным, трезвым разумом; в этой войне она опиралась на целыйгенеральный штаб, обучавший ее стратегии и практике и Оживление на политическом аукционе невест 1 глава в решительные минутызащищавший ее от порывов и срывов ее нервического характера. Елизаветаумудрилась сделать вокруг себя такую потрясающую компанию, что и доныне,спустя столетие, ее личные награды практически неотделимы от коллективных заслугелизаветинской эры в целом, так что озаряющая ее имя бессмертная славаобнимает и заслуги ее выдающихся советников. В то время Оживление на политическом аукционе невест 1 глава как Мария Стюарт –это Мария Стюарт и только, Елизавета – это всегда Елизавета плюс Сесил, плюсЛестер, плюс Уолсингем, плюс энергия всего народа; не разберешь, кто же,фактически, был гением того, шекспировского, века – Великобритания либо Елизавета,так они соединились в некоторое, замечательное единство. Своим выдающимсяположением посреди монархов собственного Оживление на политическом аукционе невест 1 глава времени Елизавета должна как раз тому, чтоона не стремилась быть госпожой Великобритании, а только исполнительницей воли британцев,свершительницей государственной миссии. Она угадала веяние времени, от автократииустремленное к конституционному строю. Добровольно признает она новые силы,возникающие из преобразования сословий, из расширения мирового пространстваблагодаря выдающимся открытиям века; она поощряет все новое – сословныегильдии Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, купцов-толстосумов и даже пиратов, ибо Великобритании, ее Великобритании, онипрокладывают путь к доминированию на море. Тыщи раз жертвует она (чего МарияСтюарт никогда не делает) своими личными желаниями ради общенациональногоблага. Лучший выход из духовных затруднений – выход в инициативную жизнь;потерпев крах как дама, Елизавета отыскивает счастье в процветании своегонарода. Весь собственный Оживление на политическом аукционе невест 1 глава эгоизм, всю жажду власти эта бездетная, безмужняя женщинапереключила на общенациональные интересы: быть величавой величием Великобритании в глазахпотомства было самым великодушным из ее тщеславных помыслов, и жила она только воимя грядущего величия Великобритании. Никакая другая корона не могла бы ее прельстить(тогда как Мария Стюарт с экстазом сменяла бы свою Оживление на политическом аукционе невест 1 глава на всякую наилучшую), и в товремя как та сгорела в собственный час, вспыхнув ослепительным метеоритом, скупаядальновидная Елизавета дала все силы будущему собственной цивилизации.

А поэтому не случайность, что борьба меж Марией Стюарт и Елизаветойрешилась в пользу той, что олицетворяла прогрессивное, жизнестойкое начало, ане той, что была обращена вспять Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, в рыцарское прошедшее; с Елизаветой победилаволя истории, которая спешит вперед, отбрасывая отжившие формы, как пустуюшелуху, творчески испытывая себя на новых путях. В ее жизни воплощена энергиянаций, которая желает захватить свое место в мире, тогда как в погибели МарииСтюарт геройски и красиво отмирает рыцарское прошедшее. И все таки любая из нихвыполняет Оживление на политическом аукционе невест 1 глава в этой борьбе свое предназначение: Елизавета, как трезвая реалистка,одолевает в истории, романтичная Мария Стюарт – в поэзии и предании.

Блистательна эта борьба, предстающая нам через призму времени ипространства и в настолько красивом выполнении; жалко только, что презренны и мелките средства, какими она ведется. Ибо, хоть фигуры и Оживление на политическом аукционе невест 1 глава незаурядные, обе женщиныостаются дамами, они бессильны превозмочь характерную их полу слабость –враждовать не в открытую, а изводя противника коварными кознями, булавочнымиуколами. Будь на месте Марии Стюарт и Елизаветы двое парней, двое правителей, неминовать бы им кровавого столкновения, войны. Здесь притязание непримиримо всталобы против притязания, мужество против мужества. Конфликт меж Марией Стюарт Оживление на политическом аукционе невест 1 глава иЕлизаветой лишен добросовестной мужской ясности; это стычка 2-ух кошек, которые,спрятав когти, бродят вокруг да около и сторожат друг дружку, – каверзная и вовсех отношениях нечестная игра. В течение четверти века эти дамы только иделали, что врали друг дружке (при этом ни одна ни на один миг не отдала Оживление на политическом аукционе невест 1 глава себяобмануть). Никогда не посмотрят они в глаза друг дружке, никогда их ненависть невыступит с поднятым забралом; льстиво и криводушно улыбаясь, приветствуют они, ипоздравляют, и улещают, и одаривают одна другую, и любая держит за спинойотточенный кинжал. Нет, хроника войны меж Елизаветой и Марией Стюарт не знаетни битв, ни прославленных эпизодов Оживление на политическом аукционе невест 1 глава в духе «Илиады», это не геройская эпопея,а быстрее глава из Макиавелли[69], пусть иувлекательная для психолога, но отталкивающая для моралиста, ибо это всего лишьзатянувшаяся на двадцатилетие интрига, но только не открытый, бряцающийбой.

Бесчестная игра начинается со сватовства Марии Стюарт и возникновения на сценеавгустейших женихов. Мария Стюарт согласна на хоть какого Оживление на политическом аукционе невест 1 глава из их, дама в ней ещедремлет и не участвует в выборе. Она охотно пошла бы за пятнадцатилетнего донаКарлоса, хотя молва отрисовывают его злостным мальчиком, страдающим припадкамиярости, но так же просто согласилась бы и на молодого Карла IX. Молод илистар, прекрасен либо уродлив, – индифферентно ее честолюбию, только бы этот союзвозвысил Оживление на политическом аукционе невест 1 глава ее над ненавистной соперницей. Не проявляя огромного энтузиазма, онапоручает все переговоры собственному сводному брату Меррею, и тот ведет их скорыстным рвением, ибо стоит его сестре заполучить корону в Париже, Вене илиМадриде, как он избавится от нее и опять станет некоронованным королемШотландии. Елизавета мигом выяснит – ведь ее шпионы Оживление на политическом аукционе невест 1 глава не спят – об этихчужеземных сватовствах и тотчас же накладывает на их свое суровое вето. Безоколичностей заявляет она шотландскому посланнику, что, коль скоро Мария Стюартпримет королевское предложение из Австрии, Франции либо Испании, она, Елизавета,сочтет это агрессивным актом, но это не мешает ей в то же время обратиться ксвоей дорогой Оживление на политическом аукционе невест 1 глава кузине с ласковым увещанием, умоляя довериться ей одной, «какие быгоры блаженства и земного великолепия ей ни сулили другие». О, она нисколечко невозражала бы против царевича протестантской веры, против короля Датского илигерцога Феррары – понимай: против недостойных, неопасных претендентов, – нобольше всего вожделела бы, чтоб Мария Стюарт отыскала для себя жена «дома» –какого Оживление на политическом аукционе невест 1 глава-либо шотландского либо британского дворянина. В данном случае ей навекиобеспечена ее сестринская любовь и помощь.

Позиция Елизаветы – это, естественно, нецеремонная foul play[70], и ее скрытое намерение разумеется: королева-девственницапоневоле, она старается лишить соперницу ее большого шанса. Настолько же искуснымприемом отбивает Мария Стюарт брошенный ей мяч. Она, очевидно, ни Оживление на политическом аукционе невест 1 глава минутки недумает о том, чтоб признать за Елизаветой overlordship – право решающегоголоса в ее брачных прожектах. Но величавая сделка повисла в воздухе,главный кандидат, дон Карлос, все еще канителит с решением. И Мария Стюартлицемерно благодарит Елизавету за материнскую заботу. «For all uncles of theworld»[71]не стала бы она рисковатьдрагоценной дружбой британской царицы Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, оскорбив ее самовольным решением, – онет, боже сохрани! – она готова следовать хоть какому ее совету, пусть толькоЕлизавета вразумит ее, которые женихи допустимы («allowed»), а которые нет.Воистину трогательная покорность, но как будто меж строк вставляет Мария Стюартневинный вопрос: каким образом хочет Елизавета наградить ее покорность?Она вроде бы гласит: «Изволь Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, я исполню твое желание и не выйду за человека,знатностью и могуществом превосходящего тебя, о любовь сестра. Да и тысоблаговоли дать мне гарантию и не откажи объяснить: как обстоит дело с моимиправами преемства?»

Тем конфликт как и раньше благополучно застрял на мертвой точке. Кактолько Елизавете нужно сказать что Оживление на политическом аукционе невест 1 глава-то членораздельное на тему о преемстве, онапрячется в свою скорлупу, и клещами не вырвешь у нее ясного слова. Кружа ипетляя, лепечет она что-то чисто косноязычное: «она-де сердечно преданаинтересам собственной сестрицы» и хочет позаботиться о ней, как о родной дочери;потоком сладчайших слов исписываются целые странички, но Оживление на политическом аукционе невест 1 глава нет посреди их искомого,решительного, обязывающего слова: точно два левантинских купца[72], желают они сварганить дельце, так сказать, из рук в руки –ни одна не рискует разжать горсть первой. Выбери того, кого я для тебя прикажу,гласит Елизавета, и я объявлю тебя собственной преемницей. Назови меня своейпреемницей, и я изберу, кого ты мне Оживление на политическом аукционе невест 1 глава велишь, отвечает ей Мария Стюарт. И ни однане верует другой, так как любая хочет одурачить соперницу.

Целых два года тянутся переговоры о замужестве, женихах и преемстве. Но,как ни удивительно, оба шулера, сами того не хотя, подыгрывают друг дружке.Елизавете только и необходимо, что водить Марию Стюарт за нос Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, а Марии Стюарт, к еенесчастью, приходится иметь дело с самым копотливым из монархов, Филиппом II.И только когда переговоры с Испанией совсем заходят в тупик и нужно ужедумать о других предложениях, Мария Стюарт решает покончить с намеками иэкивоками и неоспоримо приставляет собственной милой сестрице к груди пистолет.Она приказывает Оживление на политическом аукционе невест 1 глава ясно и недвусмысленно спросить, кого же предлагает Елизаветакак достойного претендента.

Елизавете очень уж неповадно отвечать на вопросы, данные в столькатегорической форме, а тем паче на этот вопрос. Ибо издавна уже обиняками далаона осознать, кого имеет в виду для Марии Стюарт. В одном из писем онамногозначительно промямлила Оживление на политическом аукционе невест 1 глава: она-де «намерена предложить ей такового жениха, чтоникто и не пошевелил мозгами бы, что она может на это решиться». Но шотландский дворделает вид, как будто не соображает намеков, и просит положительного предложения –назовите имя! Припертая к стенке, Елизавета уже не может ограничиться намеками.С усилием выдавливает она из себя Оживление на политическом аукционе невест 1 глава имя избранника: Роберт Дадлей.

И здесь дипломатичная комедия рискует на минутку перевоплотиться в фарс.Предложение Елизаветы можно осознать или как страшное надругательство, либокак страшный блеф. Уже одно предположение, что царица Шотландская,вдовствующая царица Французская, может удостоить собственной руки какого-тоничтожного подданного, subject собственной сестры-королевы, захудалого дворянчика безединой капли царской Оживление на политическом аукционе невест 1 глава крови, по понятиям тех пор, близко к оскорблению.Но наглость предложения утежеляется особенным обстоятельством: всей Европеизвестно, что Роберт Дадлей уже многие годы состоит у Елизаветы в потешныхлюбовниках, в партнерах ее эротических игр, и, стало быть, царица Британская,как будто собственный обносок, дарует царице Шотландской как раз того человека, скоторым сама Оживление на политическом аукционе невест 1 глава она погнушалась вступить в брак. Вобщем, всего только несколько летназад тяжелодумная Елизавета игралась этой идеей (конкретно игралась: для нее этовсегда игра). И только когда Эйми Робсарт, супруга Дадлея, была найдена убитой призагадочных обстоятельствах, она поторопилась отрешиться от этого плана, чтобы ненавлечь на себя подозрения в соучастии. Сватать Оживление на политическом аукционе невест 1 глава два раза скомпрометированногочеловека – во-1-х, той черной историей, также некоторыми интимными отношениямис ней, Елизаветой, – предложить его в супруги Марии Стюарт было из многих грубыхи нетактичных выходок, ознаменовавших ее правление, пожалуй, наиболеебестактной.

Чего Елизавета, фактически, добивалась этим непонятным сватовством – вряд ликогда-либо станет ясно. Кто возьмется перевести на язык логики взбалмошнуюприхоть Оживление на политическом аукционе невест 1 глава истерической натуры? Желала ли она как преданная любовница наградитьлюбовника, которого не осмеливалась взять в супруги, отписав ему по духовной,совместно с правами преемства, самое ценное, чем она располагала, – своекоролевство? Желала ли просто избавиться от прискучившего ей cicisbeo?[73]Надеялась ли через преданного человека вернеедержать соперницу в узде? А может быть Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, она только испытывала любовь Дадлея?Желала ли она о partie à trois[74]–объединенном любовном хозяйстве? Либо же это просто фортель, рассчитанный на то,что Мария Стюарт своим отказом проявит себя непризнательной? Каждое из этихпредположений легитимно, но вероятнее всего причудница и сама не знала, чего она,фактически, желает: по-видимому, то была снова Оживление на политическом аукционе невест 1 глава только игра воображения, ведь ейтак характерно играть решениями и людьми. Тяжело для себя представить, чтопроизошло бы, отнесись Мария Стюарт серьезно к предложению выйти замуж заотставного хахаля британской царицы. Может быть, Елизавета, внезапноодумавшись, воспретила бы Дадлею этот брак и, унизив соперницу оскорбительнымсватовством, опорочила бы ее вприбавок зазорным отказом Оживление на политическом аукционе невест 1 глава.

Для Марии Стюарт предложение выйти замуж за претендента некоролевской крови– это нечто вроде дерзостного богохульства. Неужто его госпожа серьезно задумывается,что она, помазанница божия, позарится на какого-то «лорда Роберта», спрашиваетона посланца под впечатлением свежайшей обиды. Но она сдерживает недовольство имило улыбается: такую страшную противницу, как Елизавета, не Оживление на политическом аукционе невест 1 глава стоитпреждевременно гневить настолько резким отказом. Нужно сначала выйти за испанскогоили французского престолонаследника, а там она сполна рассчитается заоскорбление. В этом поединке сестер один нечестный поступок постоянно вызываетответный – на каверзное предложение Елизаветы следует лживое заверение МарииСтюарт в дружбе и признательности. Итак, Дадлея не отторгают в Эдинбурге, какпретендента, боже сохрани, царица делает вид Оживление на политическом аукционе невест 1 глава, как будто клюнула на эту удочку,что позволяет ей разыграть презабавный 2-ой акт. Сэр Джеймс Мелвилоткомандировывается с официальным поручением в Лондон, типо для того, чтобыначать переговоры о кандидатуре Дадлея, а по сути – чтоб еще большезапутать этот клубок ереси и притворства.


ozornaya-devchonka-huliganka-10-glava.html
ozornaya-devchonka-huliganka-5-glava.html
ozra-simvol-ladoni-mastera.html